В современной теории зрительного восприятия огромное значение придается

визуальной структуре воспринимаемого объекта с ее наиболее характерными особенностями, которые и являются самыми доступными для наших органов зрения. Под характерными же; особенностями структуры понимаются такие структурные свойства, как направления, углы, расстояния между элементами, резко выраженные особенности в части пластики и ритмической организации элементов.

 



Изображение никогда не является точной копией объекта, а скорее представляет собой его структурный эквивалент, выраженный тем или иным изобразительным средством.

Зрительное восприятие не запечатлевает полного ряда индивидуальных деталей, содержащихся в образе, который воспринимает сетчатка глаза. Р. Арнхейм пишет, что восприятие не начинается с частностей; наоборот, его исходной точкой является всеобщность. Это положение подтверждается,.с одной стороны, психологическими исследованиями, а с другой,— многолетним опытом художественной практики.

Человек легко и мгновенно воспринимает и осознает любые элементарные формы, например круг или квадрат, а также те формы, которые при восприятии приближаются к элементарным. Именно эта готовность воспринять любую простейшую структуру (насколько позволяют условия) и служит основанием для действия закона простоты в искусстве.

Простота в искусстве непосредственно касается всех вопросов формы и цвета. Простоту композиции обеспечивают количественные соотношения элементов по форме и размерам, их контурные очертания, направленность движений, ритмическая организация компонентов и их взаимная уравновешенность, ограниченность и лаконизм выразительных средств. Возможно, в том, что такие геометрические формы, как круг, квадрат, треугольник и т. д. имеют простейшую элементарную структуру, в том, что человеческий глаз охватывает их без всяких затруднений, следует искать причину столь длительного и постоянного внимания к геометрическому орнаменту у самых разных народов.

В современном орнаментальном искусстве простейшие геометрические формы продолжают играть существенную роль. В силу простоты своей структуры они являются той прочной основой, на которую может опереться художник в творчестве. Единство творческого замысла позволяет добиться большей простоты и ясности композиционного решения. В подобной трактовке закон простоты приобретает в искусстве всеобщее значение. Убедительное доказательство этого — творчество детей, искусство на самых ранних этапах его развития, творчество взрослых людей, впервые, к примеру, взявших в руки кисть.

Правомерно предположить, что и зрительное восприятие, и развитие искусства осуществляются в движении от форм самых простых ко все более сложным.

И еще один вывод, который в известной степени помогает ответить на вопрос, почему творения греческих и египетских зодчих по прошествии многих веков продолжают потрясать людей своей силой, красотой.

Те геометрические закономерности, которые использовались при создании этих архитектурных шедевров, наиболее отвечают основным физиологическим и психологическим законам человеческого восприятия.

Обратим теперь внимание на некоторые явления, тоже связанные с процессом зрительного восприятия и тоже имеющие определенное значение для творческой практики.

Решая вопрос наилучшего положения одной или нескольких форм в композиции, мы неизбежно сталкиваемся с фактором равновесия. С физической точки зрения, равновесие — это состояние, в котором действующие на некоторый объект силы взаимно компенсируют одна другую. В принципе такое определение справедливо и для равновесия визуального, под которым подразумевается расположение элементов в композиции, когда каждый из них находится в устойчивом состоянии. Различные факторы равновесия — форма, размеры, цвет, направление и местоположение — взаимосвязаны и обусловливают один другой. Сбалансированная композиция вызывает ощущение цельности, простоты, ясности. Равновесие способствует тому, чтобы композиция воспринималась легко. Любое же нарушение равновесия усложняет композицию, иногда даже запутывает ее, поскольку заставляет зрителя как бы колебаться между двумя или более зрительными утверждениями.

Подразделение зрительно воспринимаемой модели на более элементарные единицы (части) является очень существенным средством композиции. Части подчинены целому, причем не только при первичном, но и при вторичном делении и т. д. Психологическое назначение частей

— способствовать восприятию общей структуры, хотя каждая часть безусловно обладает определенной долей самостоятельности. В подразделении целого на части всегда реализуется один из главнейших принципов композиции

— закон соподчинения частей целому. Характер же членения зависит от того, что хочет выразить этим художник, какая идея руководит им.

Взаимоотношения между частями могут проявляться и в другом виде, который подпадает под правило группирования. Подобие частей по размерам, сходной форме и цвету, близость их расположения способствуют зрительному объединению этих частей.

Группирование частей на основе их подобия дает достаточно большой зрительный эффект, поскольку способствует формированию новых зрительных моделей.

Части, организованные по принципу подобия, кажутся расположенными ближе одна к другой, а порой могут восприниматься даже как целостная группа.