Как известно, в прошлом столетии было разработано всего четыре Генеральных плана Киева. Сначала Генеральный план представлял собой просто карту, на которой были нанесены существующие, а затем и намечаемые улицы и кварталы. История Киева с конца XVII и до начала XX века знает несколько таких планов.

 

Наиболее известные — это план полковника Ивана Ушакова, датируемый 1695 годом, план 1837 года, и, наконец, план Киева городского инженера Шмигельского, разработанный в середине XIX века, в период бурного развития Киева эпохи становления капитализма. По этому плану с вариациями Киев развивался до первой мировой войны. С 1850 года, когда в городе было всего лишь 42 тысячи жителей, население Киева каждые 20-25 лет практически удваивалось или даже утраивалось, и к началу Первой мировой войны превысило 620 тыс. жителей. После революции наступил период стагнации, население города сократилось вдвое, и лишь после того, как в 1934 году Киев стал столицей Украины, снова началось его развитие.

Именно в это время появился разработанный под руководством проф. Ивана Хаустова первый Генеральный план Киева в его современном понимании, который был утвержден в 1936 году. Это был уже не просто план-карта, а комплексный градостроительный проект, в котором рассматривались и архитектурно-градостроительные, и инженерные, и социальные, и хозяйственные вопросы.
С этого проекта начинается многоактная драма с сотнями действующих и бездействующих лиц история разработки современных Генеральных планов Киева. Отдавая должное определенным достоинствам и широте охвата проблем Генеральным планом 1936 года, надо отметить целый ряд воистину фатальных просчетов, с одной стороны, обусловленных политическими установками общества, с другой недооценкой реальных масштабов развития города. Так, генпланом 1936 года закреплялась тенденция "бульдозерного переустройства" исторической части Киева и одновременно предлагались такие сомнительные решения, как создание промышленных зон на Теличке и на месте сегодняшних Русановки и Березняков. Комментарии, как говорится, излишни.

Реализацию этого проекта прервала Вторая мировая война, во время которой Киев утратил более 40% жилого фонда, 80% общественных зданий, всю инженерно-транспортную инфраструктуру.

photo Киева 1943

В ноябре 1943 года, после освобождения от оккупации, в Киеве оставалось чуть более 180 тыс. жителей из предвоенного миллиона Но уже к концу года в Киеве была возобновлена деятельность Управления главного архитектора города под руководством Александра Власова и мастерских Киевпроекта.

 Киев

С этого момента берет начало новый акт драмы "Генеральный план Киева", разработкой которого в 1946-49 гг руководили архитекторы Александр Власов и Борис Приймак. Уступив давлению директивных органов СССР и, прежде всего, союзного Госплана, авторы скрепя сердце вынуждены были принять навязанную расчетную численность населения Киева (основной отправной показатель генплана) 1,2 млн.чел на 1970 год вместо прогнозируемых 1,5 млн.чел.

Генеральный план Киева 1949

Вообще разработка генпланов Киева — это сплошная трагедия. Проектировщики непрерывно пытались доказать, что директивно заниженные Госпланом показатели не соответствуют реальности, но утвердить объективный взгляд не удавалось. На память от тех споров нам остались перроны киевского метро, рассчитанные на прием лишь пятивагонных секций, и аналогичные нелепости. Однако, справедливости ради, нужно подчеркнуть, что первый послевоенный Генеральный план сыграл значительную роль в планомерном восстановлении разрушенного войной Киева. Он послужил основой для возрождения центральной части города, создания общегородских систем водопровода, канализации, газоснабжения, которые верой и правдой служат нам и сегодня. На его основе началось создание первых районов массового жилищного строительства (Первомайский, Сырец, Воскресенка, Русановка), прокладка метро, возродились знаменитые киевские нагорные парки Правобережья, был заложен Гидропарк, парк на Трухановом острове, десятки киевских скверов и бульваров.

Генеральный план Киева 1967

Город стал развиваться все убыстряющимися бурными темпами. Генплан устарел, не успев выйти из мастерской. Всего через семь лет, к концу 1961 года, Киев достиг численности населения, установленной на 1970 год. Наступили времена массового жилищного строительства, годовой объем которого увеличился в пять-шесть раз по сравнению с первыми послевоенными годами. Но ограниченные Резервы территории в соответствии с "урезанным" генпланом, не позволяли решить проблему размещения жилья. Стало ясно, что нужен новый Генеральный план. К сожалению, печальная история повторилась снова. Сколько непыталиcь авторы нового проекта убедить все те же Директивные органы в объективности предложенных ими показателей расчетной численности населения города, центр был непреклонным: ведь только-только появились новые указания о необходимости жесткого, решительного сдерживания роста крупных городов.

В 1967 году, после тяжелых баталий в Госплане СССР, новый Генеральный план, разработанный под руководством Бориса Приймака и Григория Слуцкого, был утвержден Правительством Украины с расчетным населением 1,8 млн.чел. на 1980 год. Оглядываясь назад, нужно отметить, что генеральный план 1967 года в градостроительной части был несомненным достижением. Заложенные в нем плодотворные идеи не утратили актуальности и сегодня. Впервые в истории Генеральный план Киева разрабатывался во взаимосвязи с Киевской агломерацией. В этом проекте было заложено преодоление главного многовекового порога: активный переход города на Левый берег, массовый выход жилой застройки к долине Днепра — наиболее привлекательной зоне города, — на намывные территории, что позволило сделать Киев более компактным, сохранить ценные пахотные земли. Но жизнь не прощает ошибок. Рубеж расчетной численности населения, намеченной на 1980 год, Киев преодолел всего лишь через пять лет, к началу 1973 года. Население упорно игнорировало плановые показатели. К 2000 году проектом планировалось 2,2 млн.чел. Эта цифра была достигнута уже в 1980-м. Все вернулось на круги своя. Беда в том, что до последнего Генерального плана все предыдущие разрабатывались по одной схеме. Основой всех расчетов являлась определенная в зависимости от масштабов развития градообразующей базы перспективная численность населения. Этот показатель утверждался Госпланом и приобретал характер закона. Объективный анализ в расчет не принимался. А расчеты социальной эффективности любого генплана обеспеченность жильем, социальной и инженерной инфраструктурой - во всем мире ведутся именно от этого показателя. Рост городов определялся политической линией. Все капиталовложения потом исходили из этих мифических цифр. И вновь все началось сначала. Памятуя уроки прошлого, авторы новой версии генплана решили призвать на помощь весь научно-проектный потенциал города и страны. Впервые в истории генплану предшествовало выполнение специальной комплексной программы научно-исследовательских, методических и проектных работ, а также информационного их oбеспечения, к реализации которой было привлечено более 40 ведущих организаций.

Разработка последнего генплана Киева началась весной 1981 г. На рассмотрение и согласование в пресловутых директивных органах сперва была представлена концепция развития города разработанная на ресурсной, а не директивной основе, для доказательства фундаментальных позиций авторского коллектива Киевпроекта. Впервые за всю историю разработки генпланов удалось принять объективные расчетные показатели: расчетная численность населения - около 3 млн. чел., направление развития — вдоль Днепра. Именно с таких позиций в 1981-1984 годах был разработан и, после бесчисленных согласований, утвержден.

Генеральный план Киева 1987

В наше время разработка Генерального плана процесс бесконечный, напоминающий покраску знаменитого моста Golden gate в Сан-Франциско: едва маляры докрасят его до конца, как надо опять начинать сначала. Тем более для города многомиллионного, каким является Киев, где одна проблема накладывается на другую, где ежедневно возникает множество новых обстоятельств и задач. Если говорить формально, то определенные изменения в стратегии и тактике формирования города периодически фиксируются на бумаге, проходя немыслимо долгий путь утверждений и согласований, и устаревают, едва сойдя с подрамников и пишущих машинок. И снова начинаются бесконечные циклы сбора и обработки исходных данных, предпроектных работ и исследований, подготавливающих рождение нового Генерального плана.

С одной стороны, зарегламентированный до мелочей по количественным и качественным показателям заведенный в жесткие рамки экономики, социологии и архитектуры "от политики", такой Генеральный план себя изжил. Он вреден. Он не только сковывает инициативу, пытаясь предугадать "все и вся" и предсказать непредсказуемое. Он становится смешным, он дискредитирует саму идею градостроительного прогнозирования и регулирования в глазах власти и народа. С другой стороны, как свидетельствует опыт абсолютного большинства самых демократических стран, чем больше в обществе свободы и экономической самостоятельности, тем нужнее ему разумное плановое начало. Пренебрежение генеральными планами это пренебрежение людьми.